Версия для слабовидящих
Включить
Выключить
Размер шрифта:
Цвет сайта:
Изображения

Настройки

Настройки шрифта:

Выберите шрифт Arial Times New Roman

Интервал между буквами
(Кернинг): Стандартный Средний Большой


Выбор цветовой схемы:

Закрыть панель Вернуть стандартные настройки

95 лет Владимиру Алексеевичу Громову

1 февраля 2024 года в Музее писателей-орловцев состоится вечер памяти Владимира Алексеевича Громова, посвящённый 95-летию со дня его рождения.
Начало в 15 часов. Вход свободный.

«Всё, что написано Громовым, проникнуто тургеневской мыслью: основным источником силы для художника является его родная земля, где даже воздух как будто «полон мыслей».
Мое знакомство с Владимиром Алексеевичем, в то время заместителем директора музея И.С. Тургенева по научной работе, произошло в начале 1960-х годов, когда Орел начал готовиться к своему 400-летию. В город с целью оказания орловцам методической и организационной помощи приезжало много исследователей, ученых, музееведов из Москвы и Ленинграда. Несколько раз приезжали сотрудники Ленинградского музея этнографии. Они проявили большой интерес к посещению многих литературных памятных мест, в том числе к бывшей усадьбе Киреевских в селе Киреевка Орловского района. Управлением культуры была организована своего рода экспедиция в Орловский район, в состав которой от Тургеневского музея вошли В.А. Громов и Р.М. Алексина, от краеведческого – я.
Помню жаркий летний день, жужжание пчел, густой малинник и привязанная к цепи лающая собака. Не обращая внимания ни на пчел, ни на лай, я потянулась к малине и вдруг услышала иронично-веселую фразу: «А что, эта малина мемориальная?». Я подняла глаза и увидела молодого мужчину – красивого, высокого. Это и был Владимир Громов. Мои познания в музейной терминологии в первый период работы в музее были не очень-то велики. Я на минутку задумалась, потом вспомнила, что мемориа – «память». Значит, он хочет спросить меня, не от времен ли Киреевских эта малина. «Думаю, что корни, возможно, мемориальные», – ответила я. Владимир Алексеевич громко рассмеялся. Быть, а не казаться В будущем, когда мы ближе познакомились, Владимир Алексеевич часто рассказывал о годах войны, о своем в прямом смысле босоногом детстве, о сельской школе в Орловской области, о тяге к учебе, о мечте поступить на литфак в наш пединститут. Пройдут годы, мечта талантливого юноши осуществится. Он станет одним из ведущих орловских специалистов по творчеству И.С. Тургенева, часто станет бывать в Ленинграде, в знаменитом Институте русской литературы АН СССР (Пушкинском доме). Познакомится с академиком с мировой известностью М.П. Алексеевым, который станет для Громова кумиром. Многому научится и с огромным удовольствием будет передавать свои познания студентам, коллегам, всем, кто захочет познать богатства отечественной культуры вообще и орловской литературы в частности.

Громов-лектор – это особая статья. Когда объявляли, что слово предоставляется Громову, кто-то обязательно говорил: «Сейчас наш «златоуст» загремит». Быстрым, энергичным шагом, высокий, оживленный, поправляя на ходу волосы, он подходил к трибуне и с места в карьер начинал: «Друзья мои…». В руках всегда стопка карточек – выписок из архива. Никто не смотрел на часы, все внимали… Слушать его было одно удовольствие. Я как-то больше запомнила не теоретические выступления Громова на научных конференциях, а рассказы об отдельных находках в архивах и библиотеках, каждую из них он мог подать великолепно. В те годы буквально вся страна заслушивалась выступлениями Ираклия Андроникова. Мне тоже довелось его слышать. Глядя на В.А. Громова, я думала: «Это наш, свой, орловский Ираклий Андроников». Так я продолжаю думать и сейчас.
Владимир Громов никогда не производил впечатления сухого кабинетного ученого. Да и внешне он был очень демократичен. Я редко видела его в пальто. Если уже только совсем холодно. Чаще всего он был просто в костюме и в болоньевом плаще, как правило, расстегнутом, обязательно с портфелем в руках. Общаться с Владимиром Алексеевичем было очень легко. Он не казался, а был… Разные встречи Вспоминаю, как мы с Р.М. Алексиной в канун 60-летнего юбилея Тургеневского музея делали брошюру «Летопись музея». Решили попросить рецензию у Громова. Другой мог бы сказать: «Да мне некогда. Это ведь надо внимательно все посмотреть» и так далее и тому подобное. Но он, улыбнувшись, ответил: «С удовольствием». И буквально на следующий день принес свой текст, написанный быстрым крупным почерком, без всяких формальностей.
Годы не идут, а летят, многое стирается из памяти, но хорошее остается. Не забуду, как часто по утрам Владимир Алексеевич в спортивном костюме пробегал мимо нашего дома, оживленный, разрумянившийся. Кивком головы он здоровался и бежал дальше. Это было не для рекламы, не для пиара, а для души. Помню Владимира Алексеевича и совсем в другой обстановке.
В 1986 году в журнале «Современник», очень известном в те годы, была напечатана статья орловского журналиста Владимира Почечикина «Записки провинциала». Посвящена она была литературно-культурной жизни Орла тех дней. С большим пиететом автор писал о многих музейных работниках: Л.Е. Максимовой, Р.М. Алексиной, А.И. Понятовском, Л.В. Ивановой, К.С. Андросове. В то же время в статье очень критично было написано в адрес орловских властей и многих представителей интеллигенции. Статья эта вызвала большой резонанс, бурно обсуждалась в нашей среде. Вскоре меня, В.А. Громова, В.М. Катанова, В.А. Власова (больше никого не помню) вызвали к Е.С. Строеву, в тот момент первому секретарю обкома КПСС. Нам было сказано, что для аудиенции отведено полчаса, что форма беседы будет строго официальной, свои предложения надо вносить без излишних эмоций, в конкретной сжатой форме. Во время нашего разговора несколько раз звонили из Москвы, из ЦК КПСС. Строев извинялся, просил позвонить позже и внимательно слушал нас. Пробыли мы Егора Семеновича не запланированные 30 минут, а полтора часа. Пожалуй, больше всех на той встрече как-то необычно собранно, по-деловому, конструктивно держался Владимир Громов. Не хочу сказать, что эта беседа изменила ситуацию на 180 градусов. Так и не могло быть. Но то, что своевременно выслушали и прислушались, причем по своей инициативе, сохранилось в памяти на многие годы. О самом личном Несколько слов, как принято говорить, о личной жизни Громова. Не могу умолчать о его жене. Владимир Алексеевич долго ходил в холостяках, по этому поводу многие «ученые» дамы вздыхали и обсуждали, ну кто же, кто же та единственная, которую он, в конце концов, выберет. Он выбрал искусствоведа Александру Николаевну, работавшую научным сотрудником в музее изобразительных искусств. Хорошая была пара – и внешне, и по внутренней творческой близости. К сожалению, осталась она уже почти 20 лет тому назад вдовой. Умер Владимир Алексеевич Громов в 1999 году. Незадолго перед этим, встретив меня, он, как всегда, воскликнул: «Здравствуйте, голубушка Нина Максимовна! Ну, пора вам уже меньше скорбеть о вашем умершем муже». Кто же знал, что следующим будет он сам…
Хочу закончить словами В.А. Громова из одной его статьи из книги «Здравствуй, город Тургенева».
«… Годы не удаляют великое прошлое от великого настоящего, а, наоборот, сближают их как общую культурно-историческую основу будущего». Кстати В.А. Громов был лауреатом Тургеневской премии Орловского отделения Союза журналистов. Ему была присуждена Всероссийская литературная премия имени Карамзина «За отечествоведение», он был членом Союза писателей СССР, заслуженным работником культуры РСФСР». Нина Кирилловская

95 лет Владимиру Алексеевичу Громову
Дата: 1 февраля
Время: 15:00
Где: Музей писателей-орловцев